Навигация
 
Псковский край в прессе - 2010 год Культура Терентьев д. Не барское дело
Терентьев д. Не барское дело

Возрождение русской глубинки - это сакральная тема для высту­плений. Потому что рассчиты­вать на саму нашу глубинку нель­зя, в нее можно только верить.

Уникальный  случай  -  петер­бургская стройкорпорация ре­шила по-взрослому возродить дворянское поместье в Псковской области. Уникальность его в том, что ни в Петербурге, ни в Ленин­градской области нет примеров. В Тосненском районе бывшую усадь­бу Строгановых Марьино уже пять лет пытается реставрировать пожи­лая предпринимательница, но ей явно не хватает на это денег. Есть усадьба Белогорка,  «си-верский модерн», по кото­рому еще два года назад гуляли бродячие псы и ку­да пришел инвестор, скры­вающий свое лицо. Есть Елизаветино, где дворцо­вый комплекс обнесен мо­гучим забором, за которым неизвестно что происхо­дит. И все. Остальные сто бывших дворянских гнезд Ленобласти - это руины, фундаменты или угроза ско­рого превращения в них.

Ситуация в Псковской области -из ряда вон. Бывшее барское поме­стье со здоровенным некогда хозяй­ством ныне пребывает в состоянии полутрупа. Да и усадьбы-то самой нет - еще немцы в 1944 году ее взорвали, только пара фотографий и уцелела. И вот это место, где из десятка построек прилично сохра­нилось только спиртохранилище, приглянулось хозяину стройкорпо-рации из Петербурга. Если вы пред­ставили себе пожилого скучающего нувориша, подумывающего о при­стойном некрологе, то ошибаетесь. Никите (назовем его так) нет и сорока, у него внешность русского богатыря и уверенность человека, который сам себя сделал на строи­тельных площадках. Он пришел и увидел, что триста миллионов ру­блей инвестиций у этой усадьбы написано на лбу. Но не исчез, а за­сучил рукава. Выиграл на торгах усадьбу, заплатил деньги и еще год доказывал право собственности. И с этим столкнулся бы на его месте любой инвестор: земля усадьбам не принадлежит, кадастровой съемки нет, нет паспорта, прилагаются только обязательства.

Собственно, об этих обязатель­ствах никто не вспоминал, пока здесь хозяйничал совхоз. Инвестор из Питера - другое дело, тут все за­думались о сохранении культурно­го наследия. Никите предложили восстановить усадьбу на историче­ском фундаменте, который гитле­ровцы взорвали при отступлении. И сколько на нем простоит новый четырехэтажный дом? Затем по­требовали восстановить еще одно историческое здание, построенное хозяевами в XIX веке для своих ра­ботников из соображений эконо­мии, - одноэтажный сарай с обма­занными глиной деревянными сте­нами. Теперь мы сможем говорить о бережном отношении к старине?

С наступлением кризиса мест­ные власти махнули было на усадь­бу рукой: мол, все равно питерские сбегут. Прошло полтора года, а Ни­кита все строит, дав при этом рабо­ту шестидесяти местным мужикам. Часть земель и зданий пришлось выкупать у совхоза: Никита гово­рит, что если бы знал заранее, то ку­пил бы совхоз вместе с усадьбой. Пришлось потратить 15 миллио­нов рублей на приобретение техни­ки, потому что в окрестностях не­возможно заказать трактор или кран на пару рабочих смен за рас­чет. Под Петербургом три крана полетели бы за такой работой напе­регонки, а в глубинке механизато­ры не хотят отвлекаться от игры в домино - у них кризис.

С рабочими то же самое: трудно найти в окрестностях людей, умею­щих нормально трудиться руками. Казалось бы, 15 тысяч в месяц -огромные для этих мест деньги, а люди все равно за них не держатся. Получил зарплату - напился. И не просто попел песен и опал как ози­мые, а до хрипоты, по-русски, с забивоном на работу. С этого года в коллективе строителей местных ак­тивно меняют белорусы, которым деньги, видимо, нужны больше.

На арендованных Никитой тер­риториях оказались самовольно построенные гаражи, бани, сараи. Инвестор понял, что ему с этим жить. Где-то пробовал за наличный расчет получить свои собственные земли, где-то купить участки дере­венских. За покосившийся дом на берегу озера у Никиты попросили 180 тысяч рублей. Он согласился, но продавец вдруг засомневался, куда-то исчез и вечером запросил 300 тысяч. Ему рассказали, что по­купатель - питерский, но не по­яснили, что, кроме Никиты, этот участок никому не нужен. В итоге все остались при своих. Какие тут нацпроекты? Тоска...

Лет десять назад главным препят­ствием на пути возрождения отече­ственной глубинки называли отсут­ствие денег. Сейчас стало очевидно, что сама глубинка препятствует своему возрождению. Пропивает деньги, упускает прибыль, строит дома на разрушенных основаниях, а, просвистев сотни исчезнувших уса­деб, готова потерять чудом образо­вавшегося благодетеля, требуя вос­становить исторический сарай.

Я спрашивал Никиту, зачем ему это все нужно. А он предлагает ве­рить, что когда-нибудь здесь все бу­дет по-человечески. Он не сомнева­ется, что восстановит усадьбу в прежнем виде: это вопрос денег, а они у него есть. Но для того, чтобы здесь все жило, чтобы сюда ездили туристы, нужна инфраструктура -отели, дороги, аэропорты... Многие европейские туристы захотели бы погрузиться здесь в русскую сель­скую пастораль, если досюда мож­но будет с комфортом добраться. Для этого государство должно уви­деть такую возможность и поддер­жать. Для этого чиновники дол­жны создавать для возможности условия. Для этого местные жите­ли должны понять, что это все нуж­но прежде всего им.

 

Терентьев д. Не барское дело / Денис Терентьев // Невское время. – 2010. – 6 марта.

 

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 79 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров