Навигация
 
Местное самоуправление: актуальные вопросы Муниципальная собственность Тимофеев Н.С. Местное хозяйство и его роль в развитии местного самоуправления
Тимофеев Н.С. Местное хозяйство и его роль в развитии местного самоуправления

Местное хозяйство и его роль в развитии местного самоуправления (постановка проблемы)

Тимофеев Николай Семенович, профессор кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Статья посвящена проблеме экономической самостоятельности местного самоуправления и ее связи с развитием местного хозяйства.

Становление системы местного самоуправления в Российской Федерации можно оценить как перманентно турбулентное, т.е. как постоянно неопределенное, неустойчивое, противоречивое, когда проблемы определяются, но принимаемые решения их не ликвидируют, а усугубляют.

В связи с этим первостепенное значение приобретают не вопросы сущностной характеристики местного самоуправления. Они в принципе разрешены и пе­рестают быть предметом дискуссий. Особое значение приобретают проблемы сугубо практические, связанные с реализацией жизненных сил, потенциала, соци­альных и экономических ресурсов муниципальных образований.

Оценивая состояние основ местного самоуправления как весьма критическое, допустим вывод о том, что это не случайно, так как «естественное право» на самоуправление реализуется через «позитивное» государственное, находящееся в глубинной несовместимости.

Президент Европейского клуба экспертов МСУ Э. Маркварт, оценивая реалии муниципальной реформы в России, выделяет 10 наиболее болезненных проблем. Для специалистов они общеизвестны и в целом не носят дискуссионного характера.

С.А. Авакьян, подвергнув фундаментальному исследованию конституционные основы и особенности российской модели местного самоуправления и пути ее со­вершенствования, в конце концов вынужден задать вопрос: «А есть ли в России местное самоуправление?»

Среди причин столь пессимистичного отношения к местному самоуправлению С.А. Авакьян выделяет то, что у него (МСУ) «фактически ничего своего нет, ни финансов, ни хозяйства, ни серьезных сфер ведения, ни органов». Ленинское меткое выражение в оценке земств как «уродиков» получает развитие в оценке со­временного МСУ как «чахлого».

Классик отечественного муниципализма Л .А. Велихов, проводя мысль о праве России на самобытность в строительстве местного самоуправления, признавая наличие особой советской модели самоуправления, видел «самое уязвимое место местного самоуправления не в сфере прав, и даже не в сфере надзора, но в сфере средств, а именно в финансовой области».

Несомненное признание особой значимости экономической основы местного самоуправления вызывает необходимость ответить на ряд практически значимых вопросов. Речь идет о соотношении ролевой характеристики местной экономики, местных финансов, муниципальной собственности, местного хозяйства, местного бюджета, местных налогов, природных и климатических ресурсов. По итогам научного эксперимента, проводимого в Одинцовском районе Московской области Академией наук социальных технологий и местного самоуправления и кафедрой государственнго управления и правового обеспечения государственной службы Российской академии государственной службы при Президенте РФ, были сделаны выводы со особом значении экономической и хозяйственной деятельности в жизни местного сообщества. Прежде всего было обращено внимание на то, что «в местном сообществе развитие местной экономики и местного хозяйства не является самоцелью. Нередко хозяйственная жизнь начинает развиваться с успешного решения социальных проблем, простого проявления заботы местным сообществом о социальных и культурных нуждах граждан...

Поэтому в местном сообществе экономическая и хозяйственная жизнь нужна не сама по себе, не как система, заданная «сверху», а как необходимый источник создания современных рабочих мест, зарабатывания средств на социальные и культурные нужды и носит социально ориентированный и социально организованный характер. Для реализации этого принципа, как правило, есть многое: природные ресурсы, водные, земельные, энергетические, те или иные орудия производства, достаточно подготовленные к труду люди. Однако пока от- сутствуют достаточно эффективные на этом уровне объединения всех этих компонентов, достижение их целостности, выделение приоритетов. Достижение целостного воздействия и саморегулирования в целях обеспечения устойчивого функционирования и развития местного сообщества как социальной системы — главный механизм эффективного муниципального управления и реализации человеческого фактора, который не реализуется вообще.

Следует признать, что экономическая основа местного самоуправления связана с комплексным характером муниципального права. Это предположение основано на том, что она регулируется правовыми нормами различных отраслей права: конституционного, гражданского, финансового, земельного, жилищного и других. Очевидна связь понятия «экономической основы местного самоуправления» с экономической основой конституционного строя Российской Федерации. Это можно обосновать тем, что местное самоуправление — одна из форм народовластия (ст. 3 Конституции РФ), одна из основ конституционного строя (ст. 12 Конституции РФ). Экономические основы местного самоуправления предопределены не столько тождественностью частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности, сколько близостью государственной и муниципальной собственности, зависимостью и производностью последней от первой, а также единым публичным характером.

В сфере, связанной с экономической основой МСУ, применяется значительное количество понятий: экономическая основа, финансовая основа, местное хозяйство, экономическая база, муниципальная собственность, хозяйствующие субъекты, комплекс местного хозяйства, городское хозяйство, природные ресурсы и т.д.

При этом следует отметить отсутствие преемственности на разных этапах нормативного регулирования не только в определении экономической основы МСУ, но, что не менее важно, в перечне элементов ее состава.

Закон СССР от 9 апреля 1990 г. «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» выделял два понятия «экономическая основа» и «экономическая база» местного самоуправления. Экономическая основа была сложным, более широким понятием и включала в себя экономическую базу и местное хозяйство. Экономическая база представлялась в двух компонентах: во-первых, природные ресурсы (земля, ее недра, воды, леса, растительный и животный мир); во-вторых, коммунальная и иная собственность, служащая удовлетворению социально-экономических потребностей населения. Состав коммунальной собственности законом не определялся, финансовые вопросы не рассматривались.

Первый российский Закон от 6 июля 1991 г№ 1550 «О местом самоуправлении в РСФСР» в отношении понимания экономической базы следовал в русле Закона СССР от 9 апреля 1990 г. Однако в главе 4 Закона «Экономическая основа местного самоуправления» (ст. 37-41) определялись: правовые основы и состав муниципальной собственности; полномочия по распоряжению и управлению собственностью; правовые основы взаимоотношений с владельцами иных (не муниципальных) форм собственности; основания и порядок материально-технического обеспечения орга­нов местного самоуправления и муниципальных предприятий и организаций; участие во внешнеэкономических связях.

Таким образом, мы должны признать, что и в союзном законе, и в российском законе получала развитие концепция, стимулирующая предпринимательскую де­ятельность местного самоуправления, основанную на различных видах собственности, как не преследующих цель извлечения прибыли, так и направленных на получение прибыли. Именно в связи с этим В.И. Василь­ев выделяет конструктивные, деловые предложения М.И. Пискотина, который при обсуждении проекта за­кона отмечал, что «в целом это направление муни­ципальной собственности должно составить то новое, что будет в законе, и что должно способствовать моби­лизации активности населения, повышению предпри­имчивости Советов и существенной децентрализа­ции, которая поможет улучшить обслуживание насе­ления».

Обращение к федеральным законам «Об общих принципах организации местного самоуправления в Рос­сийской Федерации» № 154-ФЗ от 28 августа 1995 г. и №131 -ФЗ от 6 октября 2003 г. свидетельствует о значительном изменении в содержании экономической основы местного самоуправления. На первый план выделяются фактически объединенные в один институт экономическая и финансовая основы местного самоуправления, не применяются важнейшие элементы экономической основы, такие как экономическая база местного самоуправления и местное хозяйство, сокращается состав природных ресурсов, исключаются нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность местного самоуправления.

Такого рода изменения говорят о том, что потенциал муниципальной собственности перестает играть ведущую позицию, а на первый план выступают вопросы централизованного бюджетирования. В связи с этим усиливается присутствие государства в муниципальной сфере, а местное хозяйство приобретает исключительно обслуживающий характер, связанный не только с предоставлением публичных услуг, но и с организацией предоставления услуг.

К признакам публичных услуг обычно относят то, что они:

1)обеспечивают деятельность общезначимой направленности;

2)имеют неограниченный круг субъектов, пользующихся ими;

3)осуществляются либо органом государственной и муниципальной власти, либо другим субъектом;

4)основываются как на публичной, так и на частной собственности.

Третий и четвертый признаки, связывая публичные услуги с различными формами собственности, ставят проблему построения системы хозяйственных связей, правовых взаимоотношений между юридическими лицами частного права и юридическими лицами публичного права.

Мы рассматриваем муниципальное хозяйство как муниципальную экономику, как важнейший соста­вляющий элемент экономической основы местного само­управления. Дословно, в энциклопедическом понимании, экономика — искусство ведения хозяйства, до­моводство. В нашем случае местная экономика и местное хозяйство — синонимы, позволяющие выделить из хозяйства (экономики страны) ее базовый элемент— экономику муниципального образования. Экономика рассматривается как народное хозяйство страны, района и т.п.

Для нашего исследования наиболее подходит энциклопедическое понимание хозяйства как «совокупности человеческих действий, имеющих целью приспо­собление и переработку предметов внешнего мира для удовлетворения наших потребностей... При этом наряду с частным хозяйством существуют разнообраз­ные общественные хозяйства (государственные, городские, земские, волостные и т.д.). Совокупность всех частных и общественных хозяйств составляет народное хозяйство данной страны. Частными хозяйствами назы­ваются все единоличные и семейные хозяйства, а равно и хозяйства промышленных компаний, которые ру­ководствуются в своей деятельности личными интересами, стремятся к достижению при наименьших затратах наибольшей выгоды. Этот вид хозяйства является преобладающим в жизни народов». Приведенное емкое определение от «Брокгауза и Ефрона» за прошедшее столетие не утратило своей значимости. Смена общественно-экономических формаций не изменило существа хозяйственных вопросов. Местное хозяйств: как объективная реальность всегда существовало в сфере местного самоуправления и как проявление публичной власти (как регулирование), и как муниципальное местное предпринимательство. Всевозможные изменения в сфере местного хозяйства связаны прежде всего с изменением потребностей, развитием новых технологических возможностей, предметов местного хозяйства и изменением способов ведения местного хозяйства. Однако следует признать, что все черты, закрепленные в энциклопедии 1909 г., имманентны и сущности местного хозяйства наших дней. Прежде всего необходимо обратить внимание на его публичность, социальную направленность, комплексный характер взаимоотношений и, разумеется, территориальную ограниченность.

Социальная ориентированность местного хозяйства связана не только с деятельностью местного самоуправления по всему спектру вопросов жизнеобеспечения всего населения в целом, но и особым механизмом реализации.

Таким образом, очевиден вывод, что под муниципальным хозяйством следует понимать социально ориентированную ответственную деятельность органов местного самоуправления, объектов хозяйственной деятельности, расположенных на территории муниципального образования, независимо от форм собственности, носящую взаимосвязанный, комплексный характер, направленную на обеспечение жизнедеятельности населения, реализацию планов социально-экономического развития муниципального образования и объединенную государственной политикой по реализации конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации.

Отсутствие в федеральном и региональном законодательстве понятия местного хозяйства ни в коем случае не означает отсутствие необходимости его исследования. Хозяйственная инфраструктура, находящаяся на территории муниципального образования, многогранна, и значение ее определяется не формой собственности, а целевым предназначением. Местное хозяйство не может быть ограничено только предприятиями и учреждениями, относящиеся к муниципальной собственности. Эта довольно распространенная позиция носит ограниченный характер, так как обслуживание местного населения обеспечивается не только муниципальным сектором экономики. Местное хо­зяйство представляет собой комплексную систему всех хозяйствующих субъектов на территории муници­пального образования и связано не только с жизне­обеспечением населения через оказание публичных услуг. Удовлетворение потребностей населения — ограниченное понимание целевого назначения местного самоуправления. За его пределами остаются общие вопросы комплексного социально-экономического развития муниципального образования, реализации государственной политики, а главное — обеспечение единства местного, регионального и федерального хозяйства. Являясь одной из форм конституционного народовластия, местное самоуправление по своей сути связано с реализацией всех конституционных принципов, обеспечивающих права и свободы человека и гражданина. Н.С. Бондарь, рассматривая чрезвычайно сложное и противоречивое развитие соотношений частных и публичных начал в современной России, отмечает, что для России в историческом плане всегда были приоритетными не индивидуально-частные начала (характерные для европейской культуры и экономики) и не просто чисто государственные мотивы, но мотивы солидаризма и корпоративизма.

При этом мы должны признать, что каждому типу муниципальных образований, а вернее, для каждого муниципального образования поселенческого типа понятие местного хозяйства приобретает чрезвычайно важное значение, так как в современных условиях вопрос жизни и смерти самих муниципальных образований находится в зависимости от состояния местного хозяйства, прежде всего в связи струдовой занятостью населения.

Объективные изменения экономических отношений, поставившие на первое место права субъектов предпринимательской деятельности, ограничили воз­можности муниципалитетов. Современная модель местного самоуправления носит не столько переходный, сколько поисковый характер. Современная социально- экономическая модель в большей степени направлена на построение личного благополучия. Коллективные интересы отодвинуты на второй план. В связи с этим многие исследователи обращают внимание на то, что в настоящее время в России наиболее невостребованными и ослабленными оказались ресурсы территории, прежде всего такие, как социально-экономические, научно-технические, духовно-культурные. По мнению социологов и экономистов «существующая в Рос­сии вертикаль центральной власти парализовала как социально-экономическую, так и духовно-культурную деятельность в этой первичной ячейке людей. Возрож­дение местного хозяйства, социальных связей, культуры в местном сообществе, формирование любви к своему краю — центральное звено в концепции муници­пального менеджмента и его идеологии компаративизма» .

Методом реализации социально-экономических проблем предлагается корпоративный тип экономики. Организация социально-экономического развития общества как корпорации предполагает зеркальное отражение системы «население — избиратели — представительная власть — администрация», реализованной в сфере политического управления к схеме «население — акционеры — совет — менеджмент» в сфере местного хозяйства. По мнению авторов данной концепции, построенной на корпоративном, политическом и хозяйственном управлении, она способствует наиболее эффективному решению проблем социально-экономического развития и повышения качества жизни каждого члена общества. Не затрагивая многие вопросы, возникающие по существу данной концепции, нельзя не обратить внимание на то, что потенциал развития муниципального образования связывается с оздоровлением местного хозяйства и развертыванием реального местного самоуправления и что и оздоровление, и развертывание взаимосвязаны и взаимозависимы.

Т.М. Говоренкова справедливо отмечает, что в современной России много говорится о социальной защите населения. Рассматривая достоинство и само­уважение людей как основы возрождения сознания гражданского, она связывает эти сложные процессы «с нормальными условиями быта, взятыми на себя об­щественными властями, освобождающими граждан от забот об отоплении, воде, очистке, безопасности и других нуждах повседневности».

Анализируя позицию Л.А. Велихова о различных способах ведения муниципального хозяйства, она придерживается точки зрения, что муниципальное хозяйство служит пользе и выгоде населения, чему соответствует муниципализация собственности, а не ее приватизации. Чрезвычайно актуален вывод о том, что в странах современной Европы при достаточно развитом частном хозяйствовании и росте богатства населения происходит переосмысление роли муниципалите­тов. Для существующей ситуации в России «методы, действующие в современной Англии, Германии, Нидерландах (демуниципализация, переход к способствующему совету) пока (увы!) этой действительности не отвечают».

Представляется, что современное критическое состояние местного самоуправления в России является результатом ускоренного развития рыночных отно­шений при одновременном сохранении многих социальных обязательств государства, реализация которых возложена на муниципальную власть. Возникло вполне естественное противоречие между публичным и частным. Это может быть объяснено на глубинной несовместимости экономики Запада и строящейся по законам псевдоэкономики России, основанной на понятиях.

В свое время К.Д. Кавелин, рассуждая о господствующих теориях, деливших все право в зависимости от защищаемого интереса — публичного или частного, пришел к выводу: «Внимательно пересмотрев все части гражданского права, нельзя найти ни одной, в которой бы речь шла исключительно об одном частном, приватном; в каждом непременно оказывается очень много такого, что по своему значению, влиянию, роли имеет публичный, общественный интерес, касается более или менее общества, государства. Показать, где в них заканчивается частное, проявляется и начинается общественное, публичное, нет никакой возможности».

Современные исследователи Е.П. Губин, П.Г. Лахно, Д.И. Дедов, С.А. Карелина, С.А. Таращук отмечают, что «идеи К.Д. Кавелина требуют внимательного изучения и осмысления. Они представляют определенный инте­рес для правового регулирования предпринимательской деятельности как сферы взаимодействия частно­правовых и публично-правовых средств и отношений».

Естественна постановка вопроса о незыблемости традиционного понимания сути гражданского права в условиях современной России в целях поиска баланса интересов частного и публичного, при явном преимуществе частного начала перед общественным. Частное право фактически не приемлет институт ни госу­дарственного, ни муниципального предпринимательства. А.Г. Быков обращает внимание на то, что если гражданское право по сути своей асоциально и полити­чески индифферентно, то предпринимательское право наряду с экономической составляющей имеет и социальную составляющую.

Однако, на наш взгляд, социальная составляющая заключается не только в идее социального характера предназначения предпринимательства, но и в участии в этих отношениях как организаций (в лице предпринимателей — юридических лиц частного права), так и юридических лиц публичного права, без участия которых существенно искажается социальный характер предпринимательства. При таком подходе особое значение приобретает развитие местного хозяйства муниципальных образований.

Конституция РФ признает равенство частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности с точки зрения характеристики имущества, на­ходящегося в чьей либо собственности, а также их равной государственно-правовой защите (ч. 2 ст. 8).

Г.А. Гаджиев это положение Конституции рассматривает как обязанность государства «разрабатывать экономическую политику, воплощать ее в законодательство, исходя из недопустимости создания неоправданных преимуществ для каких-либо организационных форм предпринимательской деятельности». В то же время он обращает внимание на то, что российская Конституция не исключает самую разнообразную экономическую политику, как основанную на усилении государственного регулирования экономической деятельности, так и базирующуюся на более либеральных экономических воззрениях. Главное — чтобы в поле зрения политических органов, ответственных за разработку курса экономической политики, всегда были конституционные идеи и принципы.

В целом соглашаясь с этой позицией, нельзя не обратить внимание на формулу «создание неоправданных преимуществ». По логике ее допустимо наличие оправданных преимуществ, и такая допустимость должна иметь место. Современные правоведы почти не затрагивают проблемы хозяйственной и предпринимательской деятельности муниципальных образований. Редким примером является позиция Н.Л. Пешина, выделившего развитие хозяйственной деятельности на основе предпринимательской как важнейший экономический инструмент, влияющий на состояние местного самоуправления. Позиция автора заключается в попытке, используя целевой характер хозяйственной деятельности МСУ, провести ее разграничение с предпринимательской деятельностью в ее классическом понимании. Муниципальный уровень является базовым звеном социально-экономического уровня развития страны и основой улучшения жизни населения. На муниципальном уровне обеспечивается жизнедеятельность населения, мобилизуется и используется природно-ресурсный производственный и социальный потенциал страны.

В современных исследованиях, посвященных местному самоуправлению, преобладают работы историков, юристов, социологов, экономистов. В центре внимания чаще всего оказываются проблемы сущностного, институционального характера, проблемы, связанные с реформой управления, поиском места местного самоуправления в «вертикали власти». Организация местного самоуправления, связанная с переходом от советской модели к модели негосударственной формы, в условиях рыночной экономики при попытке сохранения многих социальных благ советского этапа развития, требует новых подходов к решению возникших проблем. При этом особое значение должно быть уделено поиску не столько путей выживания муниципальных образований на базе антикризисных технологий, сколько поиску возможностей и перспектив развития на основе конституционно оп­ределенной самостоятельности и реально достаточных ресурсно-финансовых источников.

Локальный характер местного самоуправления не является основанием ограничения муниципальных отношений также территориальными пределами. Эта позиция может быть объяснена дуалистической природой местного самоуправления. Автор солидарен с позицией, определяющей муниципальные отношения как «систему хозяйственных, экономических, социальных, социокультурных, производственных, как вертикальных, так и горизонтальных связей, сложившихся, функционирующих и развивающихся на локальной (местной) муниципальной территории».

Однако, принимая во внимание, что и «вопросы местного значения», и тем более «местный интерес» не носят постоянного четко определенного состояния, очевидным становится вывод, что местное самоуправление является элементом системы межбюджетных, производственных, региональных и других отношений, связанных самым непосредственным образом с политическим, хозяйственным и социальным развитием страны. В этой связи и сила, и слабость местного само­управления. Экономическая зависимость от государства может быть преодолена только за счет укрепления муниципального хозяйства как ресурсной основы жиз­недеятельности и жизнеобеспечения местного сооб­щества.

Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой страх и риск деятельность, направленная на систе­матическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Хозяйственная деятельность — понятие более широкое. Она может осуществляться как гражданами путем предпринимательства, так и государством и му­ниципальными образованиями, а также другими юридическими лицами публичного права. При этом для органов государства и муниципальных органов основной признается управленческая деятельность, а также способствующие ей функции, связанные с координацией, рекомендациями, консультированием, поддержкой, содействием, согласованием и т.д.

Современное развитие муниципальной хозяйственной деятельности связывается с рядом проблем ограничительного характера в части ее возможной реализации через предпринимательскую деятельность. Прежде всего это находит свое проявление в возможных нарушениях основного принципа рыночной экономики — правила конкуренции. Мы часто сталкиваемся с весьма щепетильными проблемами при проведении открытых конкурсов (тендеров) на исполнение публичных услуг. Формируя муниципальный заказ, муниципальные органы заинтересованы не только в менее затратном характере, но и в их качественном и гарантированном предоставлении. При этом сами конкурсные процедуры весьма несовершенны. Выбор исполнителя формализован и не допускает реализации политической власти муниципального образования. Попытки вывести конкурсные дела за границы рынка и поручить услуги лицу в обход открытого конкурса связаны с попыткой преодоления противоречий между обязательством построить рынок на основе конкуренции и необходимостью обеспечить публичный контроль над процессами, которые не могут зависеть только от экономических механизмов.

Обращая внимание на эти обстоятельства, Альфонсо Мария Чечере делает вывод: «Услуги общего (публичного) характера не являются техническими либо инструментальными, они выражают права человека, социальные связи, приобщения и объединение».

Следует отметить, что барьеры, установленные специальными или эксклюзивными правами, которыми страны ЕС наделяют свои предприятия по оказанию публичных услуг, до сих пор ограничивают применение принципа либерализации внутреннего рынка. В этом отношении можно сослаться на Амстердамский дого­вор, который включил понятие публичных услуг в нормы ЕС, добавив новую статью № 16 в Конвенцию ЕС, кото­рая гласит: «Не противореча нормам ст. 73,86 и 87 ЕС, и принимая во внимание место, занимаемое услугами общеэкономического характера (публичными услугами. — Прим. ред.) в общих ценностях ЕС, а также их роль в содействии распространению социального и территориального единства, Европейское сообщество и страны члены ЕС, каждая в пределах своих полномочий в рамках применения настоящего договора, обязаны обеспечить, чтобы такие услуги предоставлялись на основе принципов и условий, позволяющих достигнуть целей предоставления услуги».

Неприменение тендерной процедуры допускается и при заключении договора концессии на оказание публичных услуг в случаях, если контроль, осуществляе­мый над концессионером со стороны органа власти, предоставляющего концессию, аналогичен контролю, который орган власти осуществляет над своими соб­ственными подразделениями и при этом организация выполняет значительную часть своих видов работ совместно с контролирующим ее органом власти.

Не применяются тендерные процедуры и в случаях межмуниципального хозяйственного общества, принадлежащего исключительно публичным образованиям, а также с компаниями, в которых органы власти полностью владеют долевым капиталом.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что законодательное регулирование хозяйственной деятельности муниципальных образований, основанное на принципах рыночной экономики, не может обеспечить ее непротиворечивое развитие в интересах местного сообщества. Возникает вопрос: не является ли в данном случае гипертрофированным и необоснованным противопоставление прав предпринимателя как конкретного индивидуума общественно значимым правам муниципального сообщества как социально- экономического образования?

Выделение пяти видов муниципальных образований не может обеспечить всю гамму значимой характеристики каждого из них. Ролевая характеристика го­родских и сельских поселений на повестку дня ставит совершенно иные вопросы, не свойственные для городских округов и муниципальных районов.

На территориях городских и сельских поселений рынок услуг еще не сложился, муниципальная хозяйственная инфраструктура концентрируется преиму­щественно на уровне муниципальных районов. Свободный рынок, связанный с конкурентностью услуг, не заинтересован во многих экономически непривлека­тельных сферах муниципальных услуг. Бизнес переориентируется на обслуживание интересов и потребностей состоятельных групп общества. Положение малообеспеченных групп населения становится все более проблемным. Развитие малого бизнеса, связанное с политикой муниципальных образований, требует от последних координации, поддержки и содействия. Ре- гулятивно-контролирующие функции органов местного самоуправления по обеспечению взаимодействия в рамках комплекса местного хозяйства, основанного на различных формах собственности и хозяйствования, носят ограниченный характер, не допускающий административного вмешательства.

В современной сложившейся ситуации особое значение должно приобретать ускорение по встречному движению социализации рыночных отношений и коммерционализации муниципальных услуг.

Даже самое справедливое перераспределение бюджетных потоков в пользу местного самоуправления не снимет и не решит проблему теневой скрытой эко­номической конструкции власти. Следует согласиться с мнением, что экономическая автономность муниципального хозяйства «должна обеспечиваться соответствующими ресурсами, как на основе государственных гарантий, так и на основе эффективного функционирования самого муниципального хозяйства». Но что очень важно, отдельно подчеркивается, что экономическая автономность может быть обеспечена на основе интеграции муниципального процесса в общий экономический процесс путем институционально организованного государственного регулирования, т.е. законодательно принятых экономических и социальных механизмов и структур, в частности, на основе развития социально-культурных отраслей инфраструктуры.

Предметом обсуждения должны стать проблемь развития и в экономическом, и в правовом планах местного хозяйства, в том числе и на основе собственно муниципального предпринимательства и коммерческой деятельности на основе муниципально-частного и государственно-частного партнерства.

Концепция социального государства заставляет нас искать пути решения экономических проблем местного самоуправления на основе построения соци­ально ориентированной рыночной экономики. Социальные функции наиболее приближенного к населению уровня публичной власти, прежде всего городских и сельских поселений, требуют новых решений в поиске баланса частных и публичных интересов.

Тимофеев, Н.С. Местное хозяйство и его роль в развитии местного самоуправления (постановка проблемы) / Н.С. Тимофеев // Конституционное и муниципальное право. – 2010. - № 12. – С. 48 – 54.

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 45 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров