Навигация
 
Местное самоуправление: актуальные вопросы Гражданское общество и местное самоуправление Литвинов С.М. Местное самоуправление в противодействии экстремизму в молодежной среде
Литвинов С.М. Местное самоуправление в противодействии экстремизму в молодежной среде

С.М. Литвинов ассистент кафедры государственного, муниципального управления, правоведения и психологии «МАТИ»-РГТУ им. Н.Э. Циолковского

 Местное самоуправление в противодействии экстремизму в молодежной среде.

В данной статье рассматривается проявление экстремизма в молодежной среде, обосновывается необходимость участия органов местного самоуправления как координирующего элемента в профилакти­ке экстремизма в молодежной среде.

 

Сегодня ученые определяют молодежь как социально-демографическую группу общества, выделяемую на основе совокупности характеристик, особенностей социального положения и обладающую такими социально-психологическими свойствами, которые определяются уровнем социально-экономического, культурного развития, особенностями социализации в российском обществе. В соответствии со Стратегией государственной молодежной политики в Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 18.12.2006 г. № 1760-р, к категории молодежи в России относятся граждане России от 14 до 30 лет. Согласно Докладу рабочей группы Государственного совета Российской Федерации «Молодежная политика России на современном этапе», подготовленному в 2009 г., сегодня в России молодежь в возрасте от 14 до 30 лет составляет около четверти населения.

Поэтому не только интересно, но и необходимо как для деятельности государства, так и для существования общества знать и определять тенденции, происходящие в молодежной среде. В последние 20 лет российское общество и государство, вовлечённые в процессы глобализации, находятся в состоянии социально-политической трансформации и экономических трудностей. В связи этим в России значительно усилились тенденции, связанные с ростом радикальных настроений как в обществе в целом, так и среди российской молодёжи как особой социально-демографической группы. По словам доктора социологических наук, профессора Российской академии наук Л.С. Рубан «наиболее массовым (до 90 %) и активным участником межэтнических конфликтов обычно выступает молодёжь, которой удобно манипулировать из-за недостатка у неё социального опыта, относительно лёгкой внушаемости, излишне эмоцио­нальной оценки событий и реакции на них».

И одним из проявлений радикальности настроения является экстремизм. Дать универсальное определение экстремизма представляет объективную трудность в связи с многообразием форм проявления этого сложного явления, его исторической изменчивостью, отсутствием четких критериев и обоснованных теоретико-методологических позиций в отношении понимания данного феномена, политическим, идеологическим и социокультурным разнообразием определения этого явления вплоть до придания экстремизму положительных тенденций.

В середине 90-х гг. экспертами Российской академии наук была предпринята первая попытка дать единообразное понятие экстремизма. В соответствии с их определением под экстремизмом понимались «идеология и практика, утверждающие превосходство и исключительность определённой нации или расы и направленные на разжигание национальной нетерпимости, обоснование дискриминации в отношении представителей иных народов; отрицание демократии; установление культа вождя; применение насилия и террора для подавления политических противников и любых форм инакомыслия; оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем».

Существенными признаками экстремизма являются неэкстраординарность и неожиданность, насилие и агрессия, «злой умысел, злонамеренность, злодействе, часто переходящее в изуверство». Предпосылки экстремистского поведения нахо­дятся не только вне, но и внутри самого человека. А. Козлов в своей брошюре «Проблемы экстремизма э молодежной среде» дает такое определение экстремизма: «Ключевая характеристика экстремизма - агрессивное поведение, наиболее существенными референтами которого являются, во-первых, не­терпимость к мнению оппонента; во-вторых, склонность к принятию крайних (силовых) вариантов решения проблем; в-третьих, непринятие консенсуса как Ценности и делового инструмента каждодневной деятельности и, в-четвертых, непринятие прав личности и ее самой как самоценности».

Молодёжный экстремизм является одним из проявлений экстремизма. Исследователями распространения экстремизма в молодёжной среде было указано на то, что экстремистскому сознанию присущи компоненты неразвитого сознания: импульсивность, внутренняя напряжённость, конфликтность, деструктивность. При этом важную роль в процессе формирования экстремистского сознания играют такие состояния, как нетерпение и нетерпимость.

По мнению исследователей, по сравнению с «взрослым» так называемый молодёжный экстремизм может иметь некоторые отличительные особенности:

вторичность, производность от взрослого экстремизма, Что приводит к меньшей организованности, часто стихийности его проявления;

одномерность, однобокость в восприятии ряда сложных (общественных, политических и иных) проблем, которые явля­ются поводом для участия в экстремистской деятельности;

привержейность к наиболее простым и понятным путям решения любых возникших затруднений вне зависимости от степени их радикальности;

сознательное упрощение как политических целей, так и методов их достижения;

особенность личностного восприятия действительности, в связи с чем молодые экстремисты (в отличие от более взрослых) менее склонны к компромиссам, в какой бы то ни было форме;

фанатичность, беспрекословное, часто бездумное выполнение всех приказов и инструкций, правомерность которых не только не ставится под сомнение, но и не обсуждается;

низкий профессионализм и отсутствие длительного опыта экстремистской деятельности;

значительная жестокость осуществляемых действий;

недостаточно глубокое осмысление совершаемых действий и их последствий;

склонность к группированию или ориентации на деятельность вокруг более солидного политического объединения, включающего более старший состав участников.

Основными чертами современного молодёжного экстремизма являются «возрастающая организованность, сплочённость группировок, формирование в них идеологических, аналитических и боевых структур, усиление мер конспирации, применение для распространения своей идеологии и координации действий новейших информационных и коммуникационных технологий».

В России молодёжный экстремизм представляет угрозу и по своим особенностям: «В отличие от старшего поколения, основная форма протеста которых - различного рода массовые акции, среди молодежи широкое распространение может получить тактика террора как орудия политической борьбы».

Противодействие экстремистской деятельности в России осуществляется по следующим основным направлениям: принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности; выявление, лредупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц.

В настоящее время в российской правовой системе полностью сформирована современная законодательная база, направленная на противодействие таким явлениям, как неонацизм, расизм, ксенофобия, религиозная и социальная рознь. Деятельность органов государственной власти по обеспечению безопасности Российской Федерации определена концептуально и строится на основе официально примятой концепции обеспечения безопасности.

Однако, если с участием в обеспечении безопасности федеральных органов государственной власти особых проблем нет, то с участием институтов местного самоуправления, не входящих в систему органов государственной власти, но являющихся публично-властными структурами,, дело обстоит сложнее.

Более двух десятков федеральных законов обязывают органы местного самоуправления участвовать в антитеррористической деятельности. Однако механизм финансирования этого участия в большинстве нормативно-правовых актов не прописан, направления практического участия органов местного са­моуправления в антитеррористической деятельности не определены, «Органы местного самоуправления не могут самостоятельно определять круг своих полномочий, то есть они не обладают правом устанавливать свою компетенцию».

Так, исходя из норм основных положений Федеральных законов от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности» и от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму», органы местного самоуправления обязаны в пределах своей компетенции противодействовать экстремизму и выполнять следующие функции:

предупреждение терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма);

выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование террористического акта (борьба с терроризмом);

минимизация и (или) ликвидация последствий проявлений терроризма;

принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности;

выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц.

Исходя из полномочий органов местного самоуправления, приводимых в Федеральном законе № 131-ФЗ от 6.10.2003 г «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» далее Закон № 131-ФЗ), у органов местного самоуправления отсутствуют полномочия по выявлению и пресечению экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений и иных организаций и физических лиц; они не обладают средствами для выявления, пресечения, раскрытия и расследования террористического акта, борьбы с терроризмом (в том числе вследствие отсутствия подзаконных нормативных актов, определяющих механизм реализации указанных полномочий).

Перечисленные функции органов местного самоуправления дублируются на федеральном уровне и относятся прежде всего к компетенции силовых структур (прежде всего Федеральной службы безопасности и органов внутренних дел).

В конечном итоге полностью в компетенцию органов местного самоуправления попадает лишь принятие и осуществление профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности. Анализ законов, касающихся разграничения полномочий по противодействию экстремизму между органами государственной власти и местного самоуправления, показывает, что по этой проблеме четкого понимания каждым уровнем власти своих задач, по крайней мере из действующего законодательства, не вытекает. Часто законы обозначают данные проблемы как федеральные в том плане, что именно федеральные органы отвечают за их решение. Однако в жизни решать указанные проблемы приходится не только федеральному центру и субъектам федерации, но и муниципалитетам. Алгоритм же действий последних законодательно не прописан, финансирование обязательств по компенсации не наступает, так как закон этого не предусматривает, а значит это не предусмотрено и в бюджете.

Исходя из понятий защиты личности, общества от молодежного экстремизма, эффективная государственная политика должна включать: осмысление этого феномена, его разновидностей, перспектив развития; всестороннюю готовность страны к противодействию экстремизму; профессиональную экспертную оценку принимаемых решений на антиэкстремистский эффект; разработку соответствующих законов; усиление информационного обмена; работу с населением о проявлении бдительности в отношении лиц и предметов, представляющих опасность; своевременную и полную информацию о действиях экстремистов; целенаправленную правовую, морально-психологическую и боевую подготовку специальных отрядов антитеррористической деятельности; единство действий всех заинтересованных сторон (как органов государственной и местной власти, так и общественности) и др. Принципами антиэкстремистской стратегии должны являться: превентивный характер действий участников антиэкстремистской деятельности; комплексность (организационная, информационная, правовая, психологическая); активность; законность.

Местное самоуправление позволяет решать все эти вопросы с гораздо меньшей степенью бюрократизации и большей эффективностью по сравнению с централизованной системой управления. «Граждане рассматривают муниципальные структуры как наиболее доступные и информированные о повсед­невных и кризисных ситуациях».

Местное самоуправление (как институт публичной власти) позволяет гибко сочетать жизненно важные интересы и права человека и малых сообществ с региональными и государственными интересами. В части противодействия экстремизму на уровне местного самоуправления имеются реальные предпосылки для заблаговременного выявления и устранения условий, формирующих факторы, порождающие экстремистские проявления на начальном этапе формирования. В этой сфере деятельности муниципальные структуры должны предупреждать формирование и развитие факторов, воспроизводящих

экстремизм, так как бороться с данным феноменом исключительно посредством силовых структур неэффективно.

Органы местного самоуправления могут и должны:

взаимодействовать с правоохранительными органами, передавая сведения о случаях экстремистской деятельности, где отсутствуют основания привлечения к уголовной ответственности;

взаимодействовать с жилищно-коммунальным хозяйством в сфере ликвидации последствий экстремистской деятельности;

проводить, выступать заказчиком социальных исследовании в коллективах учащихся высших и средних учебных заведений на предмет выявления и обнаружения степени распространения экстремистских идей и настроений;

взаимодействовать с общественными объединениями в целях организации гражданского контроля;

организовать в муниципальном образовании «горячую линию» (телефон доверия) для сообщения фактов экстремистской деятельности;

способствовать развитию добровольного движения самостоятельной активности граждан по противодействию экстремизму.

Для решения этих задач на муниципальном уровне целесообразно:

принять типовую программу обучения для работников ор­ганов местного самоуправления и сотрудников правоохранительных органов муниципальных образований по культуре межэтнических отношений и межконфессионального диалога, форм и методов профилактики и нейтрализации проявлений ксенофобии и экстремизма;

закрепить обязанность главы муниципалитета определять лицо, в рамках распределения обязанностей руководства органов местного самоуправления, ответственное за взаимодействие с органами государственной власти, национально-культурными общественными объединениями, религиозными объе­динениями и другими институтами гражданского общества по вопросам профилактики ксенофобии и экстремизма, и разработать типовую должностную инструкцию для этого лица;

ввести практику обобщения муниципального опыта в сфере профилактики ксенофобии и экстремизма на национальной и религиозной почве в целях разработки соответствующих методических рекомендаций на региональном и федеральном уровнях;

разработать комплексную программу воспитания местного патриотизма, чувства гордости жителей за свое поселение,

село, город, ощущение общего вклада граждан, независимо от национальной принадлежности и места рождения, в социально-экономическое развитие муниципалитета;

регулярно проводить тематические вечера в учебных учреждениях с целью воспитания у молодежи толерантности и неприятия ксенофобии и радикализма;

строить деятельность ответственных работников органов местного самоуправления на личном знании основных потенциальных «болевых точек» территории муниципального образования (кафе, рестораны, места отдыха и сбора молодежи, рынки, торговые точки, сады, скверы);

уделять особое внимание ветеранам Вооруженных сил, МВД, других силовых структур, обеспечив их интеграцию в гражданское общество, использовать их опыт в целях привития патриотических и интернационалистических идей молодому поколению.

Наряду с уже действующими мерами противодействия экстремизму действенной мерой по профилактике (опять же согласно полномочиям органов местного самоуправления, предусмотренных Законом № 131-ФЗ) может послужить также и работа по следующим двум направлениям: популяризация занятий физкультурой и спортом и развитие военно-патриотичес­кого воспитания. Можно отметить, что в данном случае будет полезным провести анализ некоторых деятельностных прак­тик ультраправых организаций, многие из которых уже длительное время осуществляют вербовочно-агитационную деятельность по привлечению молодёжи.

Развитие молодежного экстремизма - это свидетельство недостаточной социальной адаптации молодежи, развития асоциальных установок сознания у молодого поколения, вызывающих противоправные образцы поведения. Основными источникам молодежного экстремизма в России являются соци­ально-политические факторы: кризис социально-политической и экономической системы, криминализация массовой культуры, отсутствие альтернативных форм досуга, кризис школьного и семейного воспитания.

Задачей общества является не борьба со злом, не подавление экстремизма в молодежной среде, а создание условий, благоприятствующих развитию самореализации молодого человека, и в первую очередь создание благоприятных условий для воспитания и развития молодого человека в его среде обитания, т. е. на «земле», где основополагающую роль играет местное самоуправление.

В заключение хотелось бы отметить, что молодежный экстремизм как научная и практическая проблема не теряет своей актуальности и поэтому требует пристального внимания со стороны ученых разных направлений науки - философии, по­литологии, социологии, психологии, педагогики, конфликтологии.

 

Литвинов, С.М. Местное самоуправление в противодействии экстремизму в молодежной среде / С.М. Литвинов // Социально-гуманитарные знания. – 2011. – № 1. – С. 171 – 179.

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 43 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров