Навигация
 
Псковский край в прессе - 2011 год Искусство Хмельник Т. Осколки развитого капитализма
Хмельник Т. Осколки развитого капитализма

Корреспонденты «НВ» побывали на старинных предприятиях Северо-Запада, памятниках промышленной архитектуры.

На значительном удалении от столицы в Северо- Западном регионе до революции было немало промышленных предприятий разной величины - от маленьких бумажных фабрик до крупных мануфактур или чугунолитейных заводов. Всех их объединяла своеобразная эстетика. В те времена старались сделать красивыми и цеха, и водонапорные башни, и плотины, и заводские конторы. Они не были безликими, поэтому каждый комплекс имел свои легко узнаваемые черты. Сейчас многие дожившие до наших дней старые заводы и фабрики охраняются как памятники промышленной архитектуры, но этот статус почти не отражается на состоянии объекта. Хозяин либо патологически беден, либо патологически жаден, либо его нет вовсе. Поэтому здания постепенно превращаются в руины, хотя по охранным кадастрам они числятся вполне целыми.


 

Русский Манчестер появился благодаря парусине

 

Льноджутовая фабрика барона Штиглица была крупнейшим предприятием Ивангорода. Даже заречный Кренгольм не мог конкурировать с мануфактурой барона. Район города, где Штиглиц выстроил фабрику, назван по самой известной ее продукции - парусине. Парусинка резко отличается от остального Ивангорода, ее даже называют «рус­ский Манчестер». Для рабочих и служащих были построены удобные кирпичные дома - до сих пор они считаются лучшим в Ивангороде жилым фондом. Фабричные корпуса возвышаются над рекой, а часть из них переделана под квартиры. Любопытно, что на Кренгольме рабочие бастовали постоянно, у Штиглица - почти никогда. Он старался платить лю­дям честно и не рвать с них три шкуры.


С тех пор в Нарове утекло много воды. Местами ее утекло слишком много, когда построили Нарвскую ГЭС, то пропал местный водопад, самый широкий в Европе. Фабрика оказалась у сухого русла, а вода пошла по отводному каналу. Одно время совсем «усохшим» было и производство. Огромные корпуса частью стояли пустыми, частью - сдавались в аренду. Никому не нужны были знаменитые джутовые мешки, в которых соль и сахар не отсыревают и не впитывают запахи, - они уступили место полиэтиленовой таре, дешевой и вонючей. Да и канаты теперь тоже стали делать из искусственного волокна.

Но теперь, слава богу, появилась мода на экологическое сырье, поэтому мануфактура вновь заработала, хотя вернуться к размахам плановой экономики и не удается.


Стеклянный городок зачах

 

Знаменитый некогда стекольный завод Дружная Горка в Гатчинском районе давно уже растерял свою славу. Когда его хо­зяином был обрусевший немец Иван Ритинг, предприятие считалось лучшим в Петербургской губернии - никто не делал такого художественного стекла, как здесь. При Ритинге были выстроены и все сохранившиеся до сих пор строения поселка - и жилые, и промышленные. Увы, здание заводоуправления сгорело несколь­ко лет назад...

В советское время завод специализировался на тонком лабораторном стекле, и не было в Ленинграде химической лаборатории, где не использовались бы дружногорские изделия. Остатки былого величия и сейчас можно увидеть в местном музее, который притулился в библиотеке, - нынешним хозяевам завода не нужен ни музей, ни художественное, ни лабораторное стекло.

Периодически завод выпускает партии какой-нибудь незамысловатой посуды типа бутылок для кетчупа. Поскольку на предприятии все еще не определились, кто тут хозяин (многолетние тяжбы всех уже окончательно запутали), ни о каких планах на будущее говорить не приходится.


В поселке рассказывают, что завод выжил в гражданскую войну, когда печи топили торфом. Вся коммунальная сеть Дружной Горки запитана на завод - так было устроено изначально, даже в баню ходят на завод. И когда предприятие фактически встало, люди стали покидать поселок - другой работы здесь нет. А старые корпуса давно стоят без ремонта и неизвестно, сколько они продержатся. Зато дорожки на территории предприятия окаймлены стеклянными бордюрами ~ из глыб спекшегося стекла. Когда-то здесь не мелочились.

 

В глубинке строили первые турбины

 

В центральной части Псковщины всегда было много усадеб, которые производили для местных господ все необходимое. Но именно здесь в кон­це XIX века завелся завод, который начал изготавливать турбины (один из первых в России), а при нем возникла первая в Псковской губернии ги­дроэлектростанция. Выстроили его местные помещики братья Альберт и Эдуард Тиме, и он считался передовым для своего времени предприятием.

Деревня Захпно - маленькая, речка Кудка, протекающая через нее, тоже невелика. И тем удивительнее увидеть возле моста большущие для деревни старые промышленные корпуса. Если продраться летом через борщевик, а зимой - через сугробы, можно увидеть и фабрику, и ГЭС, и склады, в общем, промышленный комплекс эпохи развитого капитализма. Судя по внешнему виду зданий, их использовали и после войны, но, конечно, уже не делали тут турбин - так, для колхозных нужд.

Полностью комплекс был заброшен на излете советской власти. С тех пор местные жители потихоньку его растаскивают на стройматериалы. Часто в деревне гаснет свет - подстанция далеко, монтеры едут долго, - народ сидит с керосиновыми лампами и рассуждает о том, как хорошо было иметь свою ГЭС.

Бумажная фабрика оказалась в лесу

Бумажная фабрика Егора Креля на реке Хревице была когда- то образцовым предприятием. Поставленная недалеко от но­вой Балтийской железной дороги, она отличалась размахом от других бумажных фабрик, построенных на таких же маленьких речках. Несмотря на то что выше по течению было еще три мельничные плотины, а полноводностью речка не отличается, Крель рассчитал верно. Он поставил фабрику на значительном перепаде высот, где вода течет быстро, к тому же - на слиянии сразу двух речек.

Сейчас фабричный и мельничный корпуса хорошо видны с железнодорожной насыпи возле моста через Хревицу. Пассажиры редких здешних поездов, борясь с дремотой, сначала удивляются мощ­ному красивому зданию, стоящему фактически в лесу, потом привычно засыпают снова. Действительно, все вокруг заросло, да и плотина чудом держится, но здание сопротивляется разрушению только потому, что оно выстроено из крепчайшего здешнего известняка. Несколько лет назад в мельничной башне все еще лежала турбина, но потом кто-то ее утащил, скорее всего, на металл. Местных жителей здесь мало - лишь считанные дачники, - а разбирать стены фабрики очень сложно, поэтому они в основном целы. Кроме того, к фабрике сейчас нет дороги - только деревянный кривой мосток через плотину.

 

Руины гиганта никто не беспокоит

 

Тулмозерский чугуноплавильный и железоделательный завод в Пряжинском районе Карелии уникален и своим внешним видом, и крайне непростой судьбой. Здесь, у села Колатсельга когда-то давно разведали железную руду и вели плавку на кустарных заводиках. Поскольку месторождение считалось богатым, решили построить большой завод. Его спроектировали немцы, а деньги взяли у великого князя Петра Николаевича. В 1899 году ко­лоссальный завод в полной глуши был построен и начал работу.

На новом производстве была одна домна - почти 19 метров высотой - на 32 тонны чугуна в сутки. К ней примыкал литейный двор. Рядом была котельная с четырьмя паровыми котлами, неподалеку располагались бассейн, подземные воздуховоды и каналы, соединенные с рекой Колос. Были построены здания для дробилок руды, для шихты. Неподалеку поставили рудный склад, дома обслуги. Чуть в стороне были сооружены известковые печи и кирпичный завод.


Но уже в 1903 году предприятие было закрыто из-за высокой себестоимости продукции: очень дорого обходилась энергия, ибо приходилось возить уголь. Оборудование осталось запертым в цехах. Что-то вывезли финны еще в 1919 году, но основную часть демонтировали только в 1941-м. Таким образом, оборудование Тулмозерского завода работало не столько на Россию, сколько на Финляндию. А учитывая качество тогдашних механизмов и деталей, возможно, они используются до сих пор.

Дороги к заводу нет, так что никто не беспокоит его почтенные руины, кроме петрозаводских скаутов, которые ежегодно устраивают здесь свои игрища.

 

Кому война, а кому мать родна

 

Поселок Кулотино возле новгородского райцентра Окуловка когда-то был известен двумя предприятиями: стекольным заводом и мешочной фабрикой. Теперь от первого не осталось и руин, зато от фабрики - ныне ОАО «Кулотинская мануфактура» - осталось достаточно много, чтобы представить себе это некогда величественное предприятие. Когда-то оно осмели­валось конкурировать даже с фабрикой Штиглица в Ивангороде - оно ведь тоже использовало джут. Во время Первой мировой войны владельцы мануфактуры неплохо разбогатели - они получили военные заказы на брезент и парусину. При этом в развитие предприятия деньги вкладывались постоянно: строились новые корпуса, дома для рабочих, появились электрическое освещение и водопровод. Любопытно, что кулотинским фабрикантам поставляли в качестве строительных рабочих пленных немцев. До сих пор значительная часть старого поселка называется «немецкой», а дома используются под жилье. Ну а сама мануфактура, пережив в перестройку очень тяжелые времена, по-прежнему работает, в частности, делает утеплитель из джута - очень востребованный у строителей материал.

 

Хмельник Т. Осколки развитого капитализма / Татьяна Хмельник  // Невское время. – 2011. – 26 марта. – С. 6.

 

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 48 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров