Навигация
Опрос
Больше всего мне понравилась книга:
 
 
Местное самоуправление: актуальные вопросы Политико-правовой аспект становления МСУ Корсакова С.В. Роль практики высших судебных инстанций в муниципально-правовой политике
Корсакова С.В. Роль практики высших судебных инстанций в муниципально-правовой политике
 

Роль практики высших судебных инстанций в муниципально-правовой политике

С.В. КОРСАКОВА, кандидат юридических наук, доцент Ростовского филиала Российской академии правосудия

В статье обосновывается тезис о том, что высшим судебным инстанциям принадлежит особая роль в достижении целей муниципально-правовой политики. Решения этих судов представляют собой эффективное средство разрешения сложных проблем правоприменения путем направления или корректировки судебной практики или восполнения пробелов законодательного регулирования местного самоуправления.

Муниципалыго-правовая политика, являясь особой разновидностью правовой политики, представляет собой опосредованную правом деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, а также местного сообщества по укреплению механизмов участия населения в самоуправлении, созданию организационно-правовых условий для устойчивого самостоятельного развития муниципальных образований, построению теоретически обоснованной и эффективно действующей модели взаимоотношений государственной власти и местного самоуправления.

Сущность муниципально-правовой политики состоит в правовом закреплении и гарантировании местного самоуправления на основе предоставления организационно-юридических условий осуществления права населения на решение вопросов местного значения и поддержания баланса интересов местных сообществ и государства.

В достижении целей муниципально-политики особая роль принадлежит высшим судебным органам. Решения этих судов обеспечивают единство исходных целей и принципов правоприменительной практики в сфере местного самоуправления и представляют собой эффективный инструмент восполнения пробелов за­конодательного регулирования местного самоуправления. По мере развития и укрепления судебной системы в Российской Федерации значение судебной практики в качестве прецедента и в качестве способа толко­вания нормативного акта в механизме муниципально- правовой политики неуклонно усиливается.

Согласно Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд РФ проверяет нормы законов на их соответствие Конституции, осуществляя конституционное истолкование норм проверяемых законов. Акты или отдельные их положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ч. 3 ст. 79). Решения Конституционного Суда РФ по делам о проверке конституционности законов и иных нормативно-правовых актов имеют нормативный характер, а, следовательно, приобретают прецедентное значение.

Прецедентное значение имеет и правовая позиция Конституционного Суда РФ, положенная в обоснование принимаемых решений, поскольку Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы права и, соответственно, дает конституционно- правовой анализ проверяемой нормы, вырабатывая при этом определенные правовые подходы (правовые позиции) при оценке нормы закона на ее соответствие или несоответствие Конституции РФ.

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам местного самоуправления позволили преодолеть различные правовые коллизии в организации местного самоуправления, связанные с принятием нормативных правовых актов, противоречащих Конституции РФ.

Конституционным Судом приняты постановления, которые в значительной степени скорректировали стратегию развития федерального и регионального законо­дательства о местном самоуправлении. В их числе следует назвать следующие акты:

Постановление «По делу о проверке конституционности ряда положений Устава — Основного закона Читинской области» от 1 февраля 1996 г. № 3-П;

Постановление «По делу о проверке конституционности закона Удмуртской республики от 17 апреля 1996 г. "О системе органов государственной вла­сти в Удмуртской Республике» от 24 января 1997 г. № 1-П;

Постановление «По делу о проверку конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального Закона от 26 ноября 1996 г. "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления в связи с запросом Тульского областного суда»;

Постановление «По делу о проверке конституционности статей 80, 92, 93, 94 Конституции Республики Коми и статьи 31 закона Республики Коми от 31 октя­бря 1994 г. "Об органах исполнительной власти в Республике Коми"» от 3 ноября 1997 г. № 15-П;

Определение «О прекращении производства по делу о проверке конституционности ряда положений Конституции Республики Хакасии, закона Республики Хакасия "Об органах власти района, города респуб­ликанского значения в Республике Хакасия" и закона Республики Хакасия «О правительстве Республики Хакасия» в связи с запросом Верховного Суда Республики Хакасия» от 4 февраля 1999 г. № 17-0;

Постановление «По делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного Закона) Курской области в редакции Закона Курской области от 22 марта 1999 года "О внесении изменений и дополнений Устав (Основной Закон) Курской области"» от 30 ноября 2000 г. № 15-П;

Постановление «По делу о проверке конституционности отдельных положений закона Красноярского края "О порядке отзыва депутата представительного ор­гана местного самоуправления" и закона Корякского автономного округа "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Корякском автономном округе"» в связи с жалобами заявителей А.Г. Злобина и Ю.А. Хнаева» от 2 апреля 2002 г. № 7-П; и др.

В республиках Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Северная Осетия — Алания, Татарстан, Калининградской и Свердловской областях, городе Санкт-Петербурге и ряде иных субъектов РФ созданы конституционные (уставные) суды. К полномочиям конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации правила обшей подведомственности, как и для Конституционного Суда РФ, относят осуществление судебного конституционного нормоконтроля законов и иных нормативных актов, только критерием проверки при таком нормоконтроле будет конституция (устав) соответствующего региона. При этом в случаях оспаривания законов и иных нормативных актов уровня субъекта Федерации предмет проверки в федеральном и региональном конституционном суде и состав субъектов правоотношения, требующего судебного вмешательства, могут совпадать. Однако трудностей при разграничении полномочий между органами конституционного судопроизводства такое совпадение не вызывает в силу очевидности одного из обстоятельств, относящегося к характеристике самого конституционного спора. Если нормативный акт регионального уровня оспаривается на предмет соответствия Конституции РФ, спор подлежит разрешению в Конституционном Суде РФ, в случае же оспаривания его на предмет соответствия конституции (уставу) соответствующего субъекта Федерации дело будет подведомственно региональному конституционному (уставному) суду.

Так, Постановлением Конституционного суда Республики Дагестан от 25 ноября 1998 г. признаны неконституционными положения республиканского Закона «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в Республике Дагестан», которые препятствовали формированию органов местного самоуправления. В Постановлении Уставного суда Свердловской области от 24 декабря 1998 г. по делу о толковании ст. 98 Устава Свердловской области суд признал возможность внесения поправок в устав муниципаль­ного образования, принятый на местном референдуме.

В юридической литературе ведется дискуссия о правовой природе актов Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации.

Более того, некоторые ученые и практики считают Конституционный Суд РФ «законодателем со знаком минус» или «негативным законодателем». Не вдаваясь в детали данной дискуссии, представляется необходимым обратить внимание на меткое замечание О.Е. Кутафин, что «...ни один суд вообще, в том числе конституционный, норм права создавать не может». Значение актов конституционных судов состоит в том, что они призваны способствовать правильной, законной и эффективной реализации права, претворению воли законодателя в жизнь. Эти акты самостоятельного значения не имеют и как средство муниципально-правовой политики используются вместе с толкуемыми актами.

Существенно был бы ослаблен механизм муниципально-правовой политики без интерпретационных актов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, которые направлены на изменение правоприменительной практики судов, приведение ее в соответствии с международными стандартами, закрепляющими право на судебную защиту прав и законных интересов местного самоуправления. В настоящее время на практике суды должны следовать рекомендациям, разработанным высшими судами, в противном случае их целевое предназначение теряет всякий смысл. Следовательно, данные акты оказывают влияние на судебную практику и способствуют обеспечению единообразия в толковании и применении судами соответствующих норм.

Акты высших судов создают регулятивный механизм, влияющий не только на последующую судебную практику, но и на правотворчество соответствующих органов государственной власти и местного самоуправления. В этой связи считается уместным процитировать слова А.В. Мицкевича: «То понимание, которое укрепится в судебной практике, и будет обобщено и подтверждено высшим судом как бы вторичным, углубляющим и дополняющим закон и другие нормативные правовые акты источником права. Такое признание роли судебной практики сулит более обоснованные и полезные для укрепления законности результаты, чем далеко не всегда квалифицированные акты. Пусть законодатели лучше изучают и обобщают судебную практику, возводя затем в закон то, что проверено практикой и отвергая то, что оказалось неверным на деле».

Подводя итог вышесказанному, следует подчеркнуть, что влияние судебной практики на формирующуюся муниципально-правовую политику в последние годы неуклонно возрастает, и одним из важнейших путей повышения эффективности и целесообразности использования актов высших судебных инстанций Российской Федерации как средства муниципально-правовой политики является поиск адекватного понимания и отражения в законодательстве института «судебный прецедент», а также определение общих принципов и стандартов правоинтерпретационной деятельности судов.

Корсакова, С.В. Роль практики высших судебных инстанций в муниципально-правовой политике / С.В. Корсакова // Российская юстиция. – 2011. - № 10. – С. 9-10.

 

Добавить комментарий


 
Авторизация



На сайте
Сейчас 22 гостей онлайн

Псков. Централизованная библиотечная система. Краеведческая справочная интернет-служба. © 2018

Сайт создан в рамках мастер-класса
«Технология создания интерактивных сайтов»,
организованном на портале Сеть творческих учителей
Рукодитель мастер-класса Д.Ю.Титоров